Круглый стол на тему: «Проблемы земельных отношений в Республике Дагестан»

12.12.11 21:51
Печать

IMG_1618lili10 декабря на экономическом факультете Даггосуниверситета по инициативе кафедры государственного и муниципального управления и кафедры национальной экономики состоялась встреча с научным сотрудником лаборатории проблем муниципального развития Института экономической политики Ниной Мироновой, которая презентовала результаты своих исследований по теме: «Северный Кавказ: модернизационный вызов».

Нина Миронова является экспертом по земельной и аграрной реформе, кандидатом социологических наук. Ее научные исследования, проведенные в Дагестане, имеют большое практическое значение, поскольку отражают реальную картину того, как миграционные процессы в Дагестане влияют на земельные отношения и могут спровоцировать конфликты. Материал собран в полевых условиях, Нина Ивановна объездила многие города и районы Дагестана. Результаты научных исследований могут быть рекомендованы органам государственной власти для принятия решений в процессе осуществления земельной и аграрной реформ.

Одна из проблем, которую сразу обозначила Нина Миронова, – это большие расхождения между действующим законодательством и фактическим использованием земель. Первая часть презентации была посвящена исторической ретроспективе земельных отношений в период с 1860 по 1917 годы. В ХIХ веке существовало четыре формы собственности: это феодальная собственность, земли феодалов – шамхалов, ханов, беков, князей; земли свободных крестьян – узденей; земли вольных обществ – джамаатов и вакуфная собственность, которой распоряжалось духовенство.

В коллективной джамаатской собственности в основном находились земли общего пользования, например, пастбища. Джамааты и сейчас во многих поселениях являются институтом истинной самоорганизации местных общин, т.е. истинным органом самоуправления, отметила Нина Миронова. По природно-климатическим условиям Дагестан разнообразен: горы, предгорье, низменность и степь. В результате миграции населенных пунктов в предгорье и на равнины они по своему составу стали многонациональными. Политика переселения наложила отпечаток на использование земель. Ранее в горах было развито террасное земледелие, что позволяло многим жителям республики в условиях малоземелья получать собственный урожай зерновых культур, фруктов и овощей. Хорошие урожаи получали, рационально используя земли. Их использовали с чередованием, как пашни и пастбища. Перегон скота с горных летних пастбищ на равнину также давал возможность восстанавливать и удобрять земли.

С 1868 год и до установления советской власти земельные отношения в Дагестане регулировались «Положением о сельских обществах, их общественном управлении и повинностях государственных и общественных в Дагестанской области». Согласно этому нормативно-правовому акту сельские общины получили статус административной единицы. Главным органом общественного самоуправления был сельский сход, который решал вопросы распределения земель, контролировал работу должностных лиц и т.д. Во многих селах, например, в селе Хуштата Цумадинского района за нерациональное использование земли применялись жесткие санкции. Земли там можно было продавать, правда, только членам своего джамаата. С установлением советской власти большевики уничтожили формальных и неформальных лидеров, которые регулировали местное самоуправление и земельные отношения. А горцев начали переселять на равнину в добровольно-принудительном порядке. Это делалось целенаправленно, чтоб привлечь на свою сторону независимые горские народы.

В низменных районах появились так называемые кутаны, которые есть только в Дагестане. Это своеобразные филиалы горных колхозов и совхозов в низменности Дагестана, они административно привязаны к горным районам. На кутанные земли в низменности и перегоняли скот зимой. В результате террасное земледелие и садоводство в горах Дагестана пришли в упадок. Однако позже, поняв удобства, существующие на равнине, горцы уже сами начали туда переселяться.

Шестидесятилетний период коллективизации не уничтожил полностью традиционные формы хозяйствования. Колхозы создавались в границах джамаатов, что позволяло сохранить порядок содержания и выпаса скота, севооборота и т.д. Адаты тоже сохранились и превратились в местное обычное право. Даже в советское время за местными жителями сохранялись приусадебные участки, которые они могли продавать. Законодательство как «лоскутное одеяло» осложняло ситуацию в республике. В частности, соблюдение такой традиции, как строительство домов для старших сыновей, требовало новых земель.

В девяностых годах с началом реорганизации колхозов земли должны были распределяться на земельные и имущественные паи. Однако в Дагестане этот процесс происходил не как во всей России. К примеру, в Гунибском районе люди захотели сохранить коллективное хозяйство. Процесс приватизации в России в целом шел неравномерно. На Северном Кавказе и еще в 16 регионах приватизация началась в 2004 году. В Дагестане и Кабардино-Балкарии приватизация была отложена на 49 лет, в Чечне – на 20 лет. Отказ от приватизации способствовал обострению земельных конфликтов, в КБР начались споры по поводу территорий между селами. В Дагестане запутывается клубок проблем, возникающих с распределением и использованием земель переселенческими хозяйствами в кумыкской низменности. В частности, самозахват склона горы Тарки-Тау, конфликт в селе Львовское Бабаюртовского района.

В низменном Бабаюртовском районе расположено 23 хозяйства горных районов, которые занимают 70% территории района. В Ногайском районе кутанные хозяйства занимают 63% земель, в Дербентском районе – 29%. Происходит деградация земель, поскольку не весь скот перегоняется летом в горы, на отгонных кутанных землях строятся дома. Распределение земель бывших колхозов и совхозов осуществляется не по прозрачным схемам, порой большими участками земель единолично владеют отдельные лица, директора колхозов, которые превращаются в современных феодалов. Они используют эти земли неэффективно: на землях сельхозназначения строят заправки, разрабатывают карьеры. Часто земли распродаются под строительство домов. И на месте кутанов возникли целые поселения, которые не обозначены на карте и не оформлены как муниципальные образования. Их жизнедеятельность не регулируется законами, у них нет устава. Экспедиция географов насчитала около 1000 поселений, не обозначенных на географической карте Дагестана. Нерешенность этой проблемы чревата серьезными последствиями.После выступления Н.И. Мироновой было задано очень много вопросов, на которые она дала исчерпывающие ответы.

IMG_1618tdjgh

IMG_1631ytrt